Понедельник , Июнь 18 2018
Главная / Суды / ВС РФ актуализировал разъяснения по вопросам судебной практики по уголовным делам о терроризме и экстремизме

ВС РФ актуализировал разъяснения по вопросам судебной практики по уголовным делам о терроризме и экстремизме

Валерий Тимошенко

ВС РФ актуализировал разъяснения по вопросам судебной практики по уголовным делам о терроризме и экстремизме

Фото: пресс-служба ВС РФ

Пленум ВС РФ, на состоявшемся в прошлый четверг заседании, утвердил постановление о внесении изменений в ряд действующих документов, касающихся вопросов судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности (далее – постановление о терроризме и экстремизме). Новое постановление призвано учесть изменения в уголовном законодательстве, которые произошли с момента издания постановлений Пленума ВС РФ от 9 февраля 2012 года № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» и от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» (далее – Постановление № 1 и Постановление № 11). Текст проекта документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ.

По данным ВС РФ, в последние годы отмечается резкий рост количества преступлений экстремистской и террористической направленности. Так, судья ВС РФ Олег Зателепин рассказал, что в 2015 году, по сравнению 2014 годом, число лиц, осужденных за экстремизм, выросло почти в два раза и составило 736 человек. При этом только в первом полугодии текущего года за преступления экстремистской направленности к уголовной ответственности было привлечено 398 человек. Кроме того, по состоянию на сегодняшний день российские суды признали 53 организации и около 4 тыс. материалов – экстремистскими, отметил докладчик.

Между тем по словам судьи ВС РФ Александра Воронова, в 2015 году за преступления террористической направленности осуждено 350 лиц. А количество осужденных за такие преступления по сравнению с предыдущим годом увеличилось незначительно – на 1,4 %. При этом, подчеркнул судья, из числа осужденных 72% лиц были осуждены за финансирование терроризма или террористических организаций. Также увеличилось число осужденных за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма – с 10 лиц в 2014 году до 26 лиц в 2015 году, добавил докладчик.

В то же время, судьи отметили, что с момента принятия Постановления № 1 и Постановление № 11 в судебной практике возникли новые квалификационные вопросы требующие разъяснения.

 

Так, большинство вопросов, возникающих в судебной практике по делам о преступлениях террористической направленности, связаны с новыми положениями уголовного закона, рассказал Александр Воронов. Это относится к таким составам, как ст. 205.3 УК РФ – прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности, ст. 205.4 УК РФ – организация террористического сообщества и участие в нем, ст. 205.5 УК РФ – организация деятельности террористической организации и участие в ее деятельности Эти новеллы были учтены при подготовке постановления о терроризме и экстремизме. По словам судьи, также учтены другие изменения УК РФ, внесенные в него за последние 4 года, в том числе Федеральным законом от 6 июля 2016 года № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», направленным на усиление мер противодействия терроризму и экстремизму.

К примеру, разъяснено, что обязательным признаком террористического акта является его особая цель – дестабилизация деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений (абз. 3 подп. 3 п. 1 постановления о терроризме и экстремизме). А действия по вовлечению в террористическую деятельность должны быть направлены на определенное лицо или группу лиц. Также разъясняется, что данное преступление окончено именно с момента совершения указанных действий, независимо от того, совершило ли вовлекаемое лицо соответствующее преступление террористической направленности или нет (абз. 2, абз. 4 подп. 8 п. 1 постановления о терроризме и экстремизме).

Кроме того, из документа следует, что такой состав преступления, как прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности, является оконченным с момента начала обучения вне зависимости от того, приобрело ли лицо необходимые знания, умения и навыки, или нет (абз. 3 подп. 17 п. 1 постановления о терроризме и экстремизме).

Уточняется также, что для признания организованной группы террористическим сообществом не требуется предварительного судебного решения о ее ликвидации в связи с осуществлением террористической деятельности (абз. 2 подп. 22 п. 1 постановления о терроризме и экстремизме).

Кроме того судам отдельно указывается на необходимость конфискации денег и имущества, принадлежащих террористическим организациям (абз. 2 подп. 20 п. 1 постановления о терроризме и экстремизме).

Вопросам совершенствования правоприменительной практики, связанной с противодействием экстремизму посвящен п. 2 Постановления.

В частности, в документе разъясняется, что в качестве финансирования экстремистской деятельности следует рассматривать не только предоставление или сбор денежных средств, но и предоставление материальных средств – например, предметов обмундирования, экипировки, средств связи (ст. 282.3 УК РФ). При этом гражданин может быть привлечен к уголовной ответственности только в том случае, когда он осознает, что предоставленные им материальные ценности предназначены именно для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности. Более того, наряду с финансированием экстремизма, уголовно наказуемым является и иное содействие преступникам – помощь советами, указаниями, предоставлением информации, устранением препятствий и т. д. (абз. 3, абз. 5 подп. 17 п. 2 постановления о терроризме и экстремизме).

Олег Зателепин рассказал также о разъяснении, которое было включено в документ по инициативе членов СПЧ и представителей правозащитных организаций (подп. «б» подп. 8 п. 2 постановления о терроризме и экстремизме). По словам докладчика, правозащитники обратили внимание судей на рост числа осужденных за преступления экстремистской направленности, совершенных с использованием Интернета, когда соответствующая информация лицом не создавалась, а лишь размещалась в Сети. Речь идет о так называемых «репостах». При этом осужденные нередко не выражали своего отношения к информации, которую они опубликовали на своей страничке в соцсетях. «Действительно, изученная нами практика свидетельствует, что значительное количество лиц осуждается по ст. 282 УК РФ именно за «репосты». Учитывая, что межнациональные и межконфессиональные отношения область очень тонкая и чувствительная, требующая неформального подхода, в п. 8 действующего постановления [Постановления № 11.  – Ред.] предлагается разъяснить судам, что при решении вопроса о направленности действий лица, разместившего какую-либо информацию, либо выразившего свое отношение к ней в Интернете следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней», – отметил судья.

Кроме того разъяснено, что публичные призывы к нарушению территориальной целостности России необходимо отличать от подстрекательства к с совершению таких действий – то есть от соучастия (ч. 4 ст. 33 УК РФ, ст. 280.1 УК РФ). При этом отмечается, что различать эти деяния следует, основываясь на анализе содержания таких призывов – направлены ли они на склонение определенных лиц к совершению конкретных уголовно наказуемых деяний, направленных на нарушение территориальной целостности России или нет. А такое преступление, как публичные призывы к экстремизму путем рассылки СМС или размещения соответствующих сообщений в Интернете, следует считать оконченным с момента направления абонентам мобильной связи и размещения в Интернете таких обращений (абз. 3 подп. 6 п. 2 постановления о терроризме и экстремизме).

В соответствие с действующей редакцией УК РФ приведена редакция п, 14, 16, 22 Постановления № 11 – были уточнены разъяснения понятий «создание экстремистского сообщества» и «участие в экстремистском сообществе». Кроме того было дано новое толкование положений примечаний к ст. 282.1 и 282.2 УК РФ в части оснований освобождения от уголовной ответственности. В частности, в документе уточняется, что организаторы и иные участники экстремистского сообщества или экстремистской организации могут быть освобождены от уголовной ответственности только при условии впервые совершенного преступления (абз. 2 подп. 16 п. 2 постановления о терроризме и экстремизме).

В новой редакции п. 9 Постановления № 11 сформулирована правовая позиция в отношении квалификации экстремистских действий с применением насилия. Так, разъяснено, что действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение человеческого достоинства, сопряженные умышленным причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, полностью охватываются п. «а» ч. 2 ст. 282 УК РФ. Как отметил Олег Зателепин, применение этого критерия на практике позволит избежать избыточной квалификации таких преступлений по совокупности.

Между тем умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, а равно убийство потерпевшего из экстремистских побуждений следует квалифицировать по совокупности преступлений – возбуждение ненависти либо вражды, или унижение человеческого достоинства и причинение тяжкого вреда здоровью либо убийство потерпевшего (п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

www.garant.ru

О Admin

Смотрите также

d1f6dc5e3aebb68139d0f0e57a832dd9

Ключевая ставка снова сохранена на уровне 7,25% годовых

Екатерина Чернявская info@crashmedia.fi / Depositphotos.com Свое решение Совет директоров Банка России объяснил рядом факторов. В частности, ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *