Главная / Юридические новости / Верховный суд разобрался, как должен выглядеть адвокатский запрос

Верховный суд разобрался, как должен выглядеть адвокатский запрос

Верховный суд разобрался, как должен выглядеть адвокатский запрос

Апелляционная коллегия Верховного суда разобралась, как должен выглядеть адвокатский запрос. Изначально новая форма запроса предполагала раскрытие данных доверителей, но в ВС адвокатам удалось добиться возможности не заполнять данные, касающиеся их доверителей – физических лиц. При этом необходимость указывать наименование юрлица осталась. Также в запросе по-прежнему надо писать номер дела и процессуальный статус доверителя, что позволяет без труда идентифицировать его, указал адвокат Иван Павлов, обжаловавший решение Верховного суда. 

Минюст утвердил форму адвокатского запроса в приказе № 288 в конце 2016 года. Весной 2017 года адвокаты Андрей Николаев и Иван Павлов оспорили документ в ВС. По мнению юристов, утвержденная форма запроса некорректна, поскольку предполагает раскрытие данных лиц, в интересах которых действуют адвокаты. В частности, запрос должен был содержать реквизиты соглашения об оказании юрпомощи и информацию о лице, в чьих интересах выступает защитник: ФИО физлица или полное наименование компании. Также надо указать процессуальное положение клиента, включая номер дела, при участии адвоката в гражданском, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях.

Таким образом, утверждали заявители, если адвокат укажет ФИО доверителя, то он рискует лишиться статуса за нарушение адвокатской тайны, а если не укажет – статуса лишат уже за систематические нарушения формы документа. Вопросы вызвало и то, что следует указывать в ситуации, когда адвокат действует в интересах неопределенного круга лиц.

В ходе рассмотрения дела в ВС представитель Минюста заявлял, что документ – "компромиссный вариант", который продвигали правоохранители (см. "Верховный суд выяснил, что форму адвокатского запроса продавил "силовой блок"). До этого весь правоохранительный блок настаивал, чтобы к запросу адвокат прикладывал также копию ордера и доверенность, пояснял представитель Минюста в суде. Юрист министерства также объяснял форму запроса попыткой избежать злоупотреблений со стороны адвокатов, которые могут направлять запросы “абстрактно”. ФПА полагала, что требования заявителей необоснованные и не подлежат удовлетворению. 

При рассмотрении дела в первой инстанции ВС счёл аргументы адвокатов обоснованными и частично удовлетворил требования заявителей. Так, суд признал ряд пунктов спорного приказа Минюста недействующим и разрешил адвокатам не заполнять часть формы запроса, касающуюся данных физических лиц, а также отменил часть требований, устанавливающую, что адвокатский запрос при необходимости должен содержать обоснование получения запрашиваемых требований. Правда, незаконность была обусловлена не той причиной, на которую указывали заявители. Судья Алла Назарова указала на то, что раскрытие в адвокатском запросе имени доверителя без его согласия – нарушение не адвокатской тайны, а закона о персональных данных.

При этом требования о необходимости указать в запросе информацию о юридических лицах суд отменять не стал. Осталась у адвокатов и обязанность заполнять процессуальное положение клиента-физлица и номер дела. Номер дела и процессуальное положение без указания ФИО лица не позволяют его идентифицировать, решила судья Назарова.

Однако один из истцов – адвокат Иван Павлов – с частичным удовлетворением требований не согласился и обжаловал судебный акт. Он попросил признать нормы полностью незаконными. Позиция первой инстанции нуждается в корректировке, заметил он в ходе заседания в ВС: в нынешнем варианте она защищает только физлиц, основываясь на законе о персональных данных, но адвокатская тайна защищает и юрлиц тоже. Кроме того,  суд не учёл, что сегодня по номеру дела и процессуальному статусу лица можно узнать очень многое – как минимум, идентифицировать доверителя, указал Павлов. 

Верховный суд разобрался, как должен выглядеть адвокатский запросНе всегда адвокатскую деятельность можно назвать публичной: если речь идет о консультировании, доверитель часто хочет сохранить в тайне сам факт обращения к адвокату.

"Адвокатский запрос – не оружие массового поражения, мы просим не усилить его, а не ослаблять и без того достаточно слабый инструмент. Я прошу продолжить логику суда первой инстанции и защитить не только персональные данные, но и адвокатскую тайну, которая находится под угрозой. От норм пострадают не адвокаты, хотя и такие возможности есть, а наш доверитель. Именно в его интересах закон защищает адвокатскую тайну", – подчеркнул Павлов.

В свою очередь, представители Минюста, МВД и Следственного комитета против удовлетворения апелляционной жалобы возражали.

Суд признавать норму незаконной полностью отказался: коллегия под председательством судьи Галины Манохиной оставила в силе решение первой инстанции.

http://pravo.ru/news/view/146012/

О Admin

Смотрите также

Компания «заработала» три уголовных дела за ложное трудоустройство

Сотрудники ГБУ «Жилищник» в Москве фиктивно трудоустроили дворников и получили около 500 000 руб. В СКР расследуется ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *