Главная / Юридические новости / Судья 9 ААС, которая поспешила с особым мнением, не вернула мантию в ВС

Судья 9 ААС, которая поспешила с особым мнением, не вернула мантию в ВС

Судья 9 ААС, которая поспешила с особым мнением, не вернула мантию в ВС

Может ли судья вынести особое мнение до того, как спор рассмотрен по существу, вправе ли она опубликовать его в публичном доступе и есть ли требования к содержанию такого документа? В вопросе разбиралась дисциплинарная коллегия ВС. Туда пожаловалась судья 9 ААС, лишенная мантии за нарушения при изготовлении особого мнения. В заседании она ответила на вопросы коллегии. А представитель ВККС рассказала, по каким соображениям квалифколлегия изгнала судью из профессии. 

Сегодня, 7 февраля, экс-судья 9 Арбитражного апелляционного суда с 10-летним стажем Елена Солопова обжаловала в дисциплинарной коллегии Верховного суда решение ВККС, которая лишила ее полномочий в ноябре 2017 года. Судью наказали за то, что она опубликовала особое мнение по банкротному спору до того, как было обнародовано основное решение (дело о несостоятельности компании «Манор» № А40-244422/16). Солопова сделала это в составе «тройки», в которой зампреда 9 ААС Олег Мишаков заменил «боковую» судью Светлану Назарову, ушедшую в отпуск. В этом составе коллегия 10 мая 2017 года решила рассмотреть спор по правилам первой инстанции, поскольку должник не был о нем извещен. Тогда же Солопова заявила, что у нее есть особое мнение. 

Рассмотрение спора по существу запланировали на 5 июня. Но уже 30 мая Солопова опубликовала свое особое мнение. Она не была согласна с фактом неизвещения должника и указала, что замена произведена с нарушением регламента: судьи были из разных составов. Попутно судья дала оценку другим обстоятельствам спора. Председатель суда Игорь Гладков внес представление о лишении ее полномочий. Он указал, что особое мнение можно было вынести лишь по решению, которое оканчивает рассмотрение по существу, и только после публикации такого решения. Само особое мнение не обнародуется. Солопова нарушила эти правила, вышла за пределы особого мнения, умалила авторитет судебной власти, считал Гладков.

Читайте о заседании ВККС:

«Особое мнение», сформировавшееся у судьи еще до рассмотрения спора, стоило мантии

Это представление Высшая квалифколлегия разобрала на своем заседании 22 ноября 2017 года. Тогда Солопова настаивала, что имела право вынести особое мнение по любому акту, и заявила о прессинге со стороны зампреда Мишакова. По ее мнению, особое мнение можно высказать по любым вопросам, в том числе процессуальным, таким, как переход к рассмотрению дела по правилам первой инстанции. В законе нет ограничений на такое мнение по промежуточным судебным актам, настаивала Солопова. Его можно было публиковать: это не конфиденциальная информация. Но эти доводы не убедили ВККС, которая лишила судью полномочий. А сегодня в ее доводах разобралась «тройка» Верховного суда под председательством Сергея Рудакова.

Четкие правила при нечетком регулировании 

Солопова начала свое выступление со слов, что изложение особого мнения нельзя признать дисциплинарным нарушением, это свобода волеизъявления судьи. По ее убеждению, ВККС, по сути, дала оценку законности особого мнения, на что не имела права. Сам этот акт нельзя обжаловать, но и другие судьи не связаны его доводами, поэтому он не мог причинить ущерба авторитету правосудия, говорила Солопова. 

Председательствующий Рудаков несколько раз спрашивал у заявительницы, касалась ли она сути спора в своем особом мнении, но так и не добился четкого ответа. Солопова отвечала уклончиво. Сначала она заявила, что не может переоценивать свое особое мнение, раз уж оно уже подписано и вступило в силу. Затем Солопова предложила коллегии самостоятельно перечитать документ и сделать выводы. На это ей ответили, что интересуются именно ее точкой зрения.

 — В особом мнении я коснулась тех вопросов, которые затрагивались в судебном заседании. Все аспекты спора в полном объеме обсуждались в совещательной комнате, — подчеркнула бывшая судья.

— Но даже если разделить вашу точку зрения, что на промежуточные акты можно выносить особое мнение — в самом определении говорится лишь о переходе к рассмотрению спора по правилам первой инстанции, — обратился к заявительнице судья Сергей Самуйлов. – Все свелось к одному вопросу, была сторона извещена или нет. Два судьи считают, что нет, один считает, что да. Но вы этими рамками не ограничились.

В ответ Солопова повторила слова о праве на особое мнение и о том, что никто не может обсуждать или оценивать его. Затем перешли к другому вопросу – возможно ли было обнародовать особое мнение судьи. Солопова была уверена в положительном ответе. В подтверждение своих слов она сослалась на инструкцию по делопроизводству, которая предписывает размещать в картотеке арбитражных дел всю информацию по спору.

— Но в [ч. 2 ст 20] в АПК говорится, что особое мнение не оглашается. И какой акт имеет большую юридическую силу? – поинтересовался Рудаков.

На это Солопова сказала, что тут «все понятно», но обратила внимание, что специальная электронная картотека есть только в системе арбитражных судов. И, в отличие от КАС, АПК не содержит прямого запрета на публикацию особого мнения.

— Почему вы тогда не применили аналогию закона? – спросил судья Вячеслав Кириллов. 

Тут Солопова сослалась на существовавшую практику, в том числе АС Московского округа, по которой особые мнения размещались в электронной картотеке.

Кроме того, в своем выступлении она коснулась сроков привлечения к ответственности. По мнению бывшей судьи, шестимесячный период надо отсчитывать от дня, когда она объявила о наличии особого мнения – 10 мая 2017 года. Тогда получается, что ее наказали за пределами этого срока, 22 ноября.

Наказали не за мнение, а за нарушения

ВККС не оспаривает право судьи выразить особое мнение и не подвергала его оценке, возразила ее представитель Елена Антонова. По ее словам, бывшую судью наказали не за волеизъявление, а за нарушения закона. Антонова перечислила три главные претензии к Солоповой. Во-первых, та изготовила особое мнение раньше основного акта, а во-вторых, разместила его в картотеке дел в открытом доступе. Так судья нарушила ч. 2 ст. 20 АПК, который предписывает составлять особое мнение в течение пяти дней после основного акта и запрещает его оглашать. «Да, в законе нет прямого запрета на публикацию особого мнения, — признала Антонова. – Но анализ совокупности норм говорит о том, что это не допускается». Третье нарушение Солоповой, по мнению ВККС, выразилось в содержании особого мнения: в нем она поставила под сомнение законность состава суда и критиковала коллегу. А это запрещено Кодексом судейской этики, который обязывает судей проявлять сдержанность и корректность при критике коллег. «И вообще, это прерогатива вышестоящих инстанций!» — отметила Антонова.

Она оказалась не согласна и расчетом сроков, который предложила Солопова. Срок привлечения к ответственности надо отсчитывать от дня, когда о нарушении узнал председатель 9 ААС Игорь Гладков, поскольку он и подал представление о лишении ее полномочий. А если отталкиваться в расчетах от особого мнения, то надо ориентироваться на дату изготовления или опубликования, а не на день, когда Солопова о нем объявила, говорила представитель ВККС.

http://pravo.ru/news/view/147723/

О Admin

Смотрите также

0d63d0bd5f76b89073b49fc8a74fce13

Входящий НДС нельзя принять к вычету частями при покупке ОС и НМА

belchonock / Depositphotos.com В соответствии с п. 1.1 ст. 172 Налогового кодекса налоговые вычеты по НДС могут ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *