Главная / Юридические новости / Сто лет назад. 1 — 7 мая 1917 года

Сто лет назад. 1 — 7 мая 1917 года

Сто лет назад. 1 - 7 мая 1917 годаСюжет: Сто лет назад. Историческая хроника РАПСИ

Контекст

Сто лет назад. 24 — 30 апреля 1917 годаСто лет назад. 17 — 23 апреля 1917 годаСто лет назад. 10 – 16 апреля 1917 года
Сто лет назад. 1 - 7 мая 1917 года

Временное правительство переживает очередной кризис: свой пост покидает военный министр Гучков, перед отставкой вновь предупредивший страну об опасности отказа в помощи союзникам. Формируется новый кабинет министров, теперь правительство становится коалиционным – в него входят представители пяти социалистических партий. Керенский, взявший на себя руководство армией и флотом, предупреждает новых коллег о необходимости забыть личные амбиции и интересы партий и сосредоточить усилия на подъеме страны из кризиса. «Чтобы нам не сказали будущие поколения, что в 1917 году в России жили люди, подобные мотам и расточителям, которые размотали то наследство, которое им не принадлежало». РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми событиями столетней давности. На дворе начало мая 1917 года.

1 мая

«Родина на краю гибели».

Отечество на краю гибели, — сказал военный министр, — оно может быть спасено, все разумные и честные граждане это понимают, только в том случае, если смертельно опасный преждевременный «мир на фронтах» превратится в «войну до победы», а «внутренняя война» превратится в мир. Другого пути к спасению нет. Это чувствовалось во всех речах думских ораторов, в охватившем всех присутствующих патриотическом подъеме после речи Родичева.

Но речи – речами, а спасение может прийти только, если они будут превращены в дело. А превращены будут они в дело, если революционный подъем, направленный до сих пор против либо призрачных, либо обессиленных «внутренних врагов», не уклонится ни на волос от великой цели: победы над внешним врагом, который грозит и родине, и нашей свободе, и демократии всего мира.

Мы уже потеряли два месяца и не могли вовремя выступить на помощь нашим, начавшим наступление союзникам, как это было решено на союзной петроградской конференции. И Англичане, и Французы остались одни в своих геройских усилиях. Благодаря нашему «отсутствию», Германцы могли и могут перебрасывать дивизии за дивизиями на французский фронт, и все жертвы наших союзников рискуют быть сведены на нет. Ибо если мы изменим союзникам, они себе, своим народам и делу мировой свободы, не изменят, и без нас, при помощи Американцев и Японцев, будут воевать за право, за свободу и независимость до победы над прусским милитаризмом.

Заявление итальянского консула в Москве Щепкину о договоре наших союзников с Японией не может вызвать сомнения. Об этом уже проскользнуло глухое известие и в русской печати: уже было указано, что в день кризиса 21 апреля министр иностранных дел сообщил об одной тревожной союзной телеграмме. «Дезорганизация фронта, междоусобица – даже без крови – в тылу, лозунги «долой войну» и т. д., продовольственная разруха, которая известные круги интересует менее, чем стокгольмская или проектируемая новая социалистическая конференция, — все это толкает нашу родину в пропасть, о которой говорили в Гос. Думе. У нас не остается даже право сказать: «Мы потеряли все, кроме чести», потому что мы потеряем и честь, как изменники великому делу борьбы за свободу и независимость малых народов. Да, отечество на краю гибели, и только великим, единодушным усилием всего народа оно может быть спасено от потери того, что дороже всего для народа, как и для отдельного человека – потери чести.

(вечерняя газета Время)

2 мая

Отставка А.И. Гучкова.

Письмо А.И. Гучкова кн. Г.Е. Львову. А.И. Гучков обратился 20-го апреля к кн. Г.Е. Львову со следующим письмом:

«М.Г., кн. Георгий Евгеньевич! В виду тех условий, в которые поставлена правительственная власть в стране, а в частности, власть военного и морского министра в отношении армии и флота, — условий, которых я не в силах изменить и которые грозят роковыми последствиями и обороне, и свободе, и самому бытию России, я по совести не могу далее нести обязанности военного и морского министра и разделять ответственность за тот тяжелый грех, который творится в отношении обороны, и поэтому прошу Временное Правительство освободить меня от этих обязанностей. А. Гучков».

Отставка А. И. Гучкова и его заместители.

Военный и морской министр А.И. Гучков вышел в отставку.

Приказ армии и флоту 30 апреля 1917 г. Сложив с себя обязанности военного и морского министра, поручаю временное управление военным министерством ген. от артиллерии Маниковскому, а за его отъездом в ставку временно ген.–лейт. Новицкому и морское министерство контр-адмиралу Кедрову.

Подписал бывший военный министр А. Гучков.

От временного правительства. По поводу выхода из состава Временного Правительства военного и морского министра А.И. Гучкова, а равно и мотивов такого решения Временное Правительство напоминает, что свои воззрения на современное политическое положение оно изложило в опубликованном 26 апреля сего года обращении к населению в полном согласии с А.И. Гучковым. В этом обращении Временное Правительство совершенно открыто и определенно заявило стране, что государство в опасности, что для спасения его необходимо напряжение всех живых сил страны и полное доверие к власти. Тогда же правительством было единодушно решено сделать все возможное для привлечения в свои составы всех творческих сил, которые еще не участвовали в ответственной государственной работе.

Не ожидая разрешения этого вопроса, А.И. Гучков признал для себя возможным единоличным выходом из состава Временного Правительства сложить с себя ответственность за судьбу России. Отдавая себе ясный отчет во всех опасностях, которые стоят в настоящее время перед Россией после испытанных ею потрясений, Временное Правительство по долгу совести не считает себя вправе сложить с себя бремя власти и остается на своем посту. Временное Правительство верит, что с привлечением к ответственной государственной работе новых представителей демократии наступит единство и полнота власти, в которых страна найдет свое спасение.

Отзывы министров. По поводу ухода в отставку А.И. Гучкова члены Временного Правительства говорят:

Кн. Г.Е. Львов. — Уход А.И. Гучкова – большое несчастье для дела. Пока можно сказать только одно: положение очень серьезно.

Н.В. Некрасов. — Решение А.И. Гучкова уйти в отставку состоялось еще до решения Временного Правительства координировать действия отдельных своих членов в вопросах политического характера и уходить лишь солидарно. Решение А.И. Гучкова надо рассматривать, как индивидуальное выступление, идущее в разрез с общей тактикой всего правительства. А.И. Гучков опубликовал свое решение единолично и не дал возможности Временному Правительству высказаться по поводу него. Что касается общего решения Временного Правительства, то оно пока решило оставаться у власти, продолжать свою работу и переговоры с общественными силами страны о привлечении их к делу управления страной.

Прошения об отставке ген. Брусилова и Гурко. Дня за два до ухода военного и морского министра главнокомандующий армиями юго-западного фронта генерал Брусилов возбудил ходатайство об освобождении его от занимаемой должности. Почти одновременно возбудил подобное ходатайство и недавно назначенный главнокомандующим армиями юго-западного фронта В.О. Гурко. Ходатайства главнокомандующих об освобождении их от занимаемых должностей находятся в тесной связи со всем создавшимся в последние дни настроением как на фронте, так и в тылу. Вопрос об удовлетворении ходатайств генералов Брусилова и Гурко, в связи с переменой главы военного ведомства, пока оставлен открытым. Оба пока продолжают исполнять свои обязанности.

Ген. Маниковский и адмирал Кедров. Временно исполняющий обязанности военного министра ген. Маниковский и адмирал Кедров заявили Временному Правительству, что они не покидают своих постов, но считают этот вопрос открытым, так как не желают связывать будущих министров в выборе своих помощников.

(Утро России)  

А. И. Гучков о причинах своего ухода.

— Я ухожу из состава правительства не по каким-либо разногласиям с товарищами по кабинету. При всех частых, деловых сношениях, которые могли быть, я дружно работал вместе с ними, хотя и расходился в основных линиях, которых надлежит держаться. Я ухожу потому, что коренным образом расхожусь с теми течениями, партиями и организациями, которые рядом с правительством, а иногда и над правительством направляют курс политики. Я объяснил в письме на имя кн. Г.Е. Львова и более пространно на съезде делегатов о причинах своего ухода. При тех условиях, в которых находится страна в смысле ее управления, и при тех условиях, в которых находится армия и флот, их командование и управление, мы должны ожидать самых гибельных последствий. В такие моменты как нынешние, когда враг у ворот, когда внутри страны происходит коренной переворот во всех областях нашей жизни, нужна единая власть, твердая и сильная. Только при этом одном условии можно закончить войну победоносно; только при этом одном условии можно устроить страну, закрепить твердо начала, которые введены в нашу жизнь совершившимся переворотом.

Между тем, этих основных условий нет ни в стране, ни в армии. Правительственная власть, обессиленная, обескровленная, распыленная, взятая под подозрение, посаженная, как правильно выразился Шульгин, под домашний арест, не говорит и не повелевает, а принуждена терпеть приспосабливаться. Если бы те силы, с которыми приходится считаться Временному Правительству, представляли собой хотя бы подобие организованной власти, то казалось можно было бы с ними столковаться. Но этого нет, ибо они тоже находятся в состоянии хаотического брожения. Мы как будто незаметно вернулись к старому режиму. Наверху безответственные лица, люди дворцового влияния, темные силы и в их руках вся власть без тени ответственности, а внизу, в стране, официальное Правительство с полной ответственностью и без тени власти. Это были те условия, которые в значительной степени ускорили крушение старого порядка. Не складываются ли наши новые порядки по тому же типу и не приведут ли они к тому же результату.

Пути, по которым идут государства, предопределены законом истории, и есть среди них путь, который ведет через анархию к деспотизму.

Мы, люди Правительства, и все те общественные течения и организации, которые на стороне этого Правительства, мы бессильны изменить эти условия и мы честно должны признать это бессилие, разрушить те иллюзии, которые еще могут быть связаны с пребыванием нашим у власти. Все те разрушительные и разлагающие влияния, которыми подтачиваются жизненные силы государства и страны, сказываются с удесятеренной силой на том могучем и вместе с тем хрупком и своеобразном организме, каким являются армия и флот. В деле реформы, в областях военной и морской, правительство пошло далеко, очень далеко. Реформы эти были в значительной части благодетельны; но теперь мы дошли до такого рубежа, за которым начинается не созидание и укрепление нашей военной мощи, а ее разрушение и разложение.

Много лет своей жизни и все мои силы я отдал важнейшему, по моему мнению, делу созидания военной мощи достойной великого народа. Не могу я остаток своей жизни и сил отдать делу ее разрушения. Участвовать в этой разрушительной работе, даже ей попустительствовать, даже просто присутствовать при ней выше моих сил и поэтому я ухожу со своего поста, где я не свободен в своих действиях, и возвращаюсь к своей старой и родной работе в центральном военно-промышленном комитете, в «Красном Кресте» и т.д., где ко мне вернутся и свобода совести, и свобода действий.

(Утро России)

3 мая

«Подвиги анархистов».

Сто лет назад. 1 - 7 мая 1917 годаГазета Время

Заявление В.В. Зиновьева. Доверенный герцога В.В. Зиновьев в беседе с нашим сотрудником заявил, что первое сообщение, которое он получил, было, что во дворце герцога Лейхтенбергского производится обыск.

— Явившись немедленно и вступив в переговоры, я сразу усомнился в правомочности неизвестных на производство обыска и тут же им высказал свои подозрения. Тогда один из неизвестных, вынув маузер, заявил: «Вот в этой штуке все: и наше право, и наши силы. Здесь все законы».

Я понял, что всякие споры излишни и, опасаясь, как бы не произошло кровавых столкновений между прибывшими и прислугой герцога, вызвал для охраны их воинский караул.

После того, как мне из комиссариата было сообщено, что все лица, прибывшие во дворец, принадлежат к известной политической партии и предъявили официальные документы от имени партии петроградских анархистов, я менее всего думал о том, что визит анархистов окончится исчезновением ценностей, начал вести переговоры со всеми правительственными учреждениями об освобождении дворца. Что именно похищено и на какую сумму, пока трудно сказать. Во всяком случае, добыча громадная. К счастью, очень многое из особняка было вывезено задолго до визита анархистов.

Были ли у анархистов бомбы, — сказать затрудняюсь.

Подсчет похищенного. При вторичном осмотре помещения дворца Лейхтенбергского выяснилось, что громилами были вскрыты большие сундуки, откуда также похищено все серебро. Наибольшему разгрому подверглась спальня герцога. Здесь громилы взломали все шкафы, шифоньеры и, разбив небольшую витрину, унесли все находившиеся там золотые портсигары. Часть столового серебра сегодня обнаружена в ванной комнате, в каких-то двух чемоданах, по-видимому, принадлежавших громилам. В гардеробной комнате, за шкафами, оказались два узла с бельем герцога. Помимо штатского платья, громилы унесли всю форменную одежду герцога, а также вскрыв письменный стол, похитили хранящиеся там знаки отличия и ордена.

Один из несгораемых шкафов, вделанный в стену, несмотря на все усилия громил, оказался в целости. Другой же шкаф они вскрыли и все находившееся там извлекли. В столовой найдены остатки закусок и недопитая бутылка с вином. В помощь судебному следователю 12 участка назначен и судебный следователь 11 участка, и судебный следователь 3 подрайона.

Чины уголовной милиции по тем данным, что имеются в их распоряжении, считают, что все это дело было произведено исключительно уголовными преступниками.

Похищенные исторические вещи. Возможно, что вместо бомб, которыми анархисты пугали милиционеров и лиц, пытавшихся принять решительные меры к выдворению их из особняка, в ящиках лежали те инструменты, которые после ухода анархистов были найдены в комнатах дворца и которые начальник уголовной милиции назвал орудиями взлома. Судя по некоторым данным, есть надежда, что в ближайшие же дни лица, проведшие два дня во дворце, будут обнаружены. Всего анархистов в первый день было не более 18 человек, на другой день число их возросло до 30, а перед уходом их было не меньше 100 человек. Среди ценностей, унесенных из дворца, очень ценная историческая сабля Наполеона и фамильные кружева, представляющие величайшую редкость.

Следствие. Сегодня утром вновь во дворец прибыли чины прокурорского надзора уголовной милиции и судебный следователь 12 участка. Был произведен повторный осмотр некоторых помещений. Найдено очень много плакатов с различными воззваниями крайнего направления, несколько брошюр и различная партийная литература. По распоряжению начальника уголовной милиции к расследованию этого дела привлечен весь наличный состав уголовной милиции. Сегодня ночью в некоторых районах были произведены обходы и обыски, результаты которых пока следственные власти держат в секрете.

Заявление прокурора П.Н. Переверзева. По поводу занятия группой петроградских анархистов особняка князя А.Г. Романовского герцога

Лейхтенбергского прокурор петроградской судебной палаты П.Н. Переверзев сказал нашему сотруднику следующее:

— В настоящее время группа лиц, занявших особняк герцога Лейхтенбергского, якобы по постановлению комитета петроградских анархистов, добровольно оставила помещение особняка, вручив ключи от последнего комиссару коломенского района.

Исполнительный комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов по поводу этого события высказался с достаточной определенностью, считая всякие самовольные захваты частных помещений и частного имущества пагубными для дела революции, а лиц, самовольно учиняющих такие захваты, ослушниками воли революционного народа и пособниками контрреволюции.

Вопрос о такого рода деятельности анархистов, направленной к нарушению порядка и спокойствия в Петрограде, снова явится предметом обсуждения в Совете Рабочих и Солдатских Депутатов.

Для окончательного разрешения этого вопроса Рабочими и Солдатскими Депутатами, я временно приостановил выполнение мер взыскания и воздействия против действующих под знаменами анархизма лиц, стремящихся внести дезорганизацию и смуту в жизнь столичного населения.
Ожидаются аресты налетчиков. Около часа дня из официального учреждения, занятого розыском анархистов-грабителей, было сообщено, что все участники этого налета уже выяснены, и уголовная милиция лишь ждет получения ордера из высших инстанций на право личного задержания и привода в уголовную милицию лиц, разграбивших дворец герцога.

На даче Дурново. Вопреки распространившимся вчера слухам о выселении анархистов-коммунистов Выборгского района, расположившихся на даче Дурново, нам сообщают, что они продолжают находиться там еще и сегодня и ни о каком отъезде не думают. Со вчерашнего дня анархисты для детей заводских рабочих открыли сад, находящийся при даче. Во избежание каких-либо эксцессов на улице, анархисты высылают от себя патрули, которые и следят за порядком, а также приняли на себя охрану обывателей района от налетов преступного элемента. В этом же доме, где расположились анархисты, помещается милиция 1 подрайона Выборгской части. Никаких столкновений между анархистами и комиссариатом за все время не было. Сегодня анархисты, узнав о том, что якобы лица, ограбившие дворец герцога Лейхтенбергского, скрывались у них и вообще принадлежат к их группе, в категорической форме отрицали это пришедшим к ним для выяснения этого вопроса рабочим некоторых заводов. Все имущество, находившееся на даче Дурново, находится, как сообщают из комиссариата, в полной сохранности и целости.

На дачу Дурново, где располагались анархисты-коммунисты, прибыла группа максималистов, занявшая несколько комнат. На устроенном ими митинге присутствовала многотысячная толпа.

Совет Рабочих и Солдатских Депутатов против экспроприаций. Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских депутатов вынес следующее постановление, напечатанное в «Известиях Рабочих и Солдатских Депутатов»:

«За последние дни в городе было несколько случаев захвата частных помещений отдельными лицами и группами. Действуя под флагом анархизма, эти лица и группы иногда позволяют себе ссылаться на разрешение Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

Исполнительный Комитет подтверждая свои прежние разрешения, заявляет:

1) Никаких разрешений на самовольные захваты частных помещений и частного имущества Исполнительный Комитет никому не дает.

2) Всякие самовольные захваты частных помещений и частного имущества Исполнительный Комитет считает пагубным для дела революции, ибо они вносят дезорганизацию и смуту и создают удобную почву для злонамеренной деятельности темных личностей и провокаторов.

3) Лиц, самовольно учиняющих такие захваты, Исполнительный Комитет объявляет ослушниками воли революционного народа и пособниками контрреволюции.

4 мая

Против Ленина.

СИМФЕРОПОЛЬ. В виду усиленных слухов о предстоящем приезде в Евпаторию Ленина, исполнительный Совет Рабочих и Солдатских Депутатов постановил признать приезд Ленина нежелательным и просить начальника гарнизона выделить караул с целью недопущения приезда Ленина. Если все-таки Ленин проскользнет, арестовать его и выслать.

(Утро России) 

Мольба Бельгии к русскому народу.

Советник бельгийской миссии Бернард де-Л`Эскаил.

Спасайте себя! Спасайте нас! Русский народ!..

Существует страна, небольшая и трудолюбивая, страна, где уже много столетий царит свобода, страна, где единственной заботой народа был плодотворный труд. Эта страна, богатая, цветущая, свободная, три года назад обновила свой политический строй и достигла полной демократизации своей конституции.

Рабочий в этой стране благоденствовал и пользовался всеми политическими правами. Хорошо образованный и просвещенный, он сознавал, что имея права, он имеет и обязанности, первой и священнейшей из которых он признавал уважение к взятым на себя обязательствам и к своей чести.

Это страна – Бельгия!.. Теперь эта страна умирает! Умирает потому, что германец решил ее убить! За что же умирает Бельгия? Русский народ! Бельгия умирает вследствие того, что германцы хотели пойти через ее нейтральную территорию с целью раздавить Францию и затем броситься на нас, на Россию, и разгромить нас. Это план не удался потому, что свободный бельгийский рабочий дал свое слово и сдержал его, как подобает свободному человеку пожертвовать собой. Чтобы отомстить ему за это, германец сделала его своим рабом. Да, Рабом! Такого рабства, какому германцы подвергли бельгийцев, никогда еще не бывало в мире.  Бельгийский народ превращен в раба, у которого отнято все его достояние под угрозой смерти; в раба, дома которого сожжены десятками тысяч и в городах и в селах, раба, у которого ограбили миллиарды денег; раба, жены, сестры и матери которого изнасилованы; раба, которого гнали впереди германского войска во время сражения; раба, малолетних сыновей которого увечили, отрубая им правые руки, или просто убивали; раба, обреченного на голод, раба которого избивали или выставляли обнаженным на морозе, когда он отказывался от работы на снарядных заводах, чтобы не делать снарядов, которые были бы пущены против нас, русские рабочие!

Этот сегодняшний раб мог бы все спасти, пропустив германцев через свою землю, но этот раб было в течение столетий свободным человеком, и он сдержал свое слово свободного человека, пожертвовав всем. Вы получили пользу от этой жертвы, русские люди.
Русский народ! Такова правда, простая и святая истина. Но эта правда – кровавая правда, ибо верность своему слову бельгийский народ запечатлел своей кровью и заплатил за нее ценою своей свободы. Так что же народ великой России, свободный ныне народ! Покинешь ли народ Бельгии на произвол судьбы?! Русские рабочие, покинете ли вы ваших бельгийских братьев? Покинете ли вы нас, чтобы оправдать германское клятвопреступление, германские грабежи, германские убийства?

Раз совершено преступление, должна быть и кара. Германский народ нарушил клятву, германский народ грабил, германский народ убивал. Он должен поплатиться за это, должен искупить свое преступление. Вы можете принудить его к этому! Братья! Русские рабочие! Русский народ! Вас 170 миллионов. А нас, бельгийцев, нас было тогда, в августе 1914 года, семь миллионов… Идите же на фронт, разбейте наши оковы, которые готовит Германия и вам. Спасайте себя! Спасите нас!

Советник бельгийской миссии Бернард де-Л`ЭСКАИЛЬ

5 мая

Речь А.Ф. Керенского о коалиционном министерстве

— Мне кажется, — сказал А.Ф. Керенский, — что военной среде незачем объяснять, что нет русского фронта и нет немецкого фронта, а есть союзные фронты: союзников нам союзных и союзников нам враждебных. Эта мировая война вовлекла в себя буквально весь мир, она затронула основы не только отношений государств, но и экономических отношений между государствами. Все основные, так сказать, стороны экономической жизни государств затронуты, старые связи порваны, а ведь без здоровой экономической жизни ни одно государство жить не может, и в настоящее время отказ России наступать, выход ее и некоторое замедление в этих делах уже дали результаты, дали возможность Германии, братаясь на нашем фронте, остановить весьма серьезное французское наступление.

Мы достигли обратных результатов: стремясь, и совершенно искренно, приблизить мир, мы его отдалили, потому что мы усилили в Германии не демократические слои населения, а слои безответственной бюрократии и юнкерский класс населения. В старое время в России, к сожалению, победа всегда усиливала аппетит старой власти, и в момент поражения она шла на уступки народу, и я знаю это по положению в Польше.

Недавно приехали сюда поляки, которые были в Стокгольме и виделись там с поляками из Варшавы, и они рассказали, что в первые дни переворота в России Германия пошла в отношении поляков на огромные уступки, а сейчас берет их назад, и министр иностранных дел сказал полякам: «Можете в какие угодно отношения вступать с русскими поляками, ведь Россия вышла из международного оборота, больше мы с ней не считаемся».

Вот в этих условиях Временное Правительство и считало себя обязанным сказать стране правду. В этих условиях дальнейшее сохранение за собой власти, только как ответственности, но без права распоряжений, сделалось для нас невозможным. Создавшееся положение страны таково, что в буквальном смысле слова, без малейшего преувеличения, каждый представитель власти, кто бы он ни был, обязан сказать: «Промедления час смерти подобен».

Мы не можем ждать ни одной минуты, государство в опасности в буквальном смысле этого слова, распад экономической связи и экономической жизни в полном ходу, мы стоим перед угрозой, что в один прекрасный день армия окажется голодной, а население останется без денег, и в такой момент мы имеем право не только просить, но требовать, чтобы каждый, кто считает себя человеком русским и живущим в России, почувствовал только одну обязанность, забыть о себе и о частном, во имя общего и государства.

Ведь мы же не можем вскочить и оказаться на 200 лет впереди всей Европы и всего мира, мы должны мириться с тем, что в настоящее время ни один класс и ни одно сословие в государстве не могут достигнуть своих главных, максимальных и величайших желаний, что сейчас не есть время для достижения партийных идеалов во что бы то ни стало, а время для закрепления почвы, закрепления и устройство того, я бы сказал плацдарма, на котором потом будет происходить борьба разных классов.

Конечно, наивные мечтатели, глупые люди или просто люди недобросовестные, могут думать, что слабая Россия – Россия, потерявшая способность говорить, как человек сильный, может получить больше, чем она получила бы, если она была сильна, и мы видим на наших глазах, как все силы страны, во вред интересам народа, начинают падать в глазах и врага, а может быть в скором времени и в глазах союзников.

И это положение настолько серьезно, что пусть никто не думает, что во Временном Правительстве кто-нибудь цепляется за власть. Главное и единственное, что сейчас стоит перед нами, это – закрепление плодов революции и создание из России самой свободной демократии в мире. Сейчас мы держим экзамен не только на мудрость, но и на самую первобытную честность, на то, чтобы нам не сказали будущие поколения, что в 1917 году в России жили люди, подобные мотам и расточителям, которые размотали то наследство, которое им не принадлежало и которое было добыто потом и кровью и на которое мы имели право претендовать.

Временное Правительство за два месяца ни разу не применяло физической силы. Временное Правительство отдало в эти дни только один приказ главнокомандующим: если вооруженные люди придут в зал, где мы сидим, то никакой вооруженной силы в защиту нас не применять. Это наше личное убеждение, мы хотим лучше умереть, но не опозорим себя применением физической силы, пока она не нужна, и пока она не признана необходимой самим народом.

(Утро России)     

Кокаинисты

Исчезновение девушек. За последнее время к начальнику уголовной полиции начали поступать заявления об исчезновении молодых девушек, причем заявления исходили от лиц, принадлежащих к состоятельному классу. Чины уголовной милиции выяснили, что в Петрограде, где-то существует клуб кокаинистов, где и проводят время те лица, об исчезновении которых были сделаны заявления по комиссариатам.

Агент Боргман. В кафе «Амнир» инспектор уголовной милиции обратил внимание на некоего Боргмана, раздававшего посетительницам, а также некоторым бывшим в кафе мужчинам, преимущественно военным, какие-то карточки наподобие пригласительных билетов. Зная Боргмана, как весьма нечистоплотного дельца, уже давно бывшего под подозрением, инспектор уголовной милиции решил выяснить, какие пригласительные билеты раздает в кафе Богрман. Добыть это приглашение не составило труда.

Притон. На визитной карточке некоего И.И. Костромина сообщалось, что в д. №12, по 1 Рождественской улице, ежедневно от 10 до 3 часов ночи происходят собрания скучающих. Всем тем, у кого не спокойна душа, любезный хозяин рекомендует прийти к нему и на миг забыться от всего мирского.

За Боргманом и за некоторыми лицами, имевшими с ним, по-видимому, какие-то общие дела, было установлено усиленное наблюдение. Вскоре выяснилось, что Боргман является компаньоном и главным агентом аристократического притона на Песках и целые дни проводит в различных кафе и ресторанах, вербуя как гостей, так и необходимых лиц для этого учреждения.

Не довольствуясь заманиванием к себе постоянных посетителей кафе и ресторанов, эти господа стали завлекать в свой притон и лиц, ничего общего не имевших с жизнью кафе. Широкое поле деятельности для Боргмана и его агентов нашлось в народившихся за последнее время в различных районах города клубах, куда каждый, имеющий в кармане 50 коп., может свободно прийти и стать жертвой состоящих на жаловании у антрепренеров шулеров. Здесь агенты аристократического притона вербовали замужних дам и приезжих из провинции.

Арест и обыск. Когда почти все главные дельцы учреждения Костромина были выяснены, начальник уголовной милиции А.А. Кирпичников отдал распоряжение о задержании всех этих господ и тщательном осмотре помещений вертепа. Сегодня ночью значительный наряд милиционеров с инспектором уголовной милиции прибыли к притону. Опасаясь, не устроена ли где-либо предупредительная сигнализация, руководившие нарядом инспектора быстро сняли от ворот и парадной швейцара и дворников, а затем, разделившись, одновременно с обоих входов вошли в квартиру.

Пароль «аннексия». Очередным паролем для притона было слово «аннексия». Дав, как указывалось на пригласительном билете, четыре звонка, инспектор Рожденственского района на вопрос «ваш пароль?» ответил «аннексия». В тот же момент дверь открылась, и в передней очутились инспектора-милиционеры. Перепуганные девушки в довольно откровенных костюмах не успели подать условного звонка.

Оргия в притоне. Пройдя в комнаты, инспектора уголовной милиции застали форменную оргию, в которой принимало участие до 40 человек. Здесь были и типичные представительницы полусвета, дамы общества и даже молодые девушки, как впоследствии выяснилось, дочери интеллигентных родителей, в возрасте от 17 до 19 лет. В качестве гостей-участников праздника явились столичные жуиры, которых можно встретить на всех первых представлениях, а иногда на скамье подсудимых. Появление милиционеров было полной неожиданностью. Раздались крики: «Закрыть свет». Кто-то бросился к проводам и перерезал их. Но в тот же момент инспектора осветили комнату имевшимися при них ручными фонарями.

Опиекурильня. Обходя квартиру, состоявшую из 12 комнат, богато обставленных, инспектора в одной из них наткнулись на группу лиц, мужчин и дам, находившихся в полубессознательном состоянии. В этой комнате курили опиум. Из опросов посетителей выяснилось, что многие из них бывали здесь не впервые. Сам владелец этого учреждения допускал всех бесплатно, но за наркотические средства, как то морфий, брал с мужчин по пяти рублей за дозу.

«Забытые вещи». У некоторых дам агенты этого учреждения снимали их ценности и вообще, особенно с посетителями дошедшими до одурения, не церемонились и попросту обкрадывали. Особенное внимание обратила на себя молодая интеллигентная девушка, которая со слезами умоляла инспекторов уголовной милиции спасти ее из рук этих пауков, которые вот уже два месяца как ее заставляют присутствовать на всех оргиях, устраиваемых в этой квартире, причем, пристрастившись к морфию и другим наркотическим средствам, девушка вынуждена была даже брать из дома различные ценные вещи для того, чтобы получить наркоз.

При осмотре кабинета Костромина нашли много пустых кошельков, серебряных портмоне и дамских ридикюлей. Владелец квартиры заявил, что все это «забытые» вещи и он не знает, кому они принадлежат.

Все участники этого предприятия предстанут во временном суде. Уголовная милиция считает, что ей удалось ликвидировать всю шайку наркоманов. Среди задержанных оказалось несколько человек, исключительно занимавшихся доставкой различных наркотических средств.

(вечерняя газета Время)

6 мая

Частное совещание членов Гос. Думы

Речь А.И. Гучкова

— Мне был сделан упрек, что я предпринял свой уход на свой страх и риск, не предупредив правительство, и что я как бы нарушил товарищескую солидарность. Это фактически неверно. За неделю или полторы я определенно сказал кн. Львову и товарищам, что при таких условиях, в которые поставлена власть морского и военного министра, я нахожу невозможным оставаться и что дальнейшее оставление мое на посту нанесло бы существенный ущерб интересам дела.

Еще один упрек мне был сделан одним из моих товарищей по правительству, что я подобен той крысе, которая убегает с тонущего корабля. Я не убегаю с тонущего корабля, я остаюсь тут же у государственной работы.

Речь П.Н. Милюкова

— Образование коалиционного правительства усиливает власть и делает возможный состав Временного Правительства единым, чего до сих пор не было. Еще может быть другая задача, переломить настроение на фронте, переломить настроение той армии, которая представила себе, что все это пацифическое стремление, в сущности, равносильно уже состоявшемуся перемирию и что поэтому воевать уже не нужно. Это настроение не удалось переломить при старом правительстве.

Совет Рабочих и Солдатских Депутатов пользуется полным доверием, и при таком составе министерства можно достигнуть этих целей. Таким образом, я считаю, что в общем появление такого кабинета есть акт положительный, что он даст возможность надеяться на достижение двух главнейших целей, даже в настоящий момент: усиление власти и перелома настроения в армии. Постольку, поскольку наша задача исполнится, мы поддерживаем вновь образовавшееся Временное Правительство. (Бурные продолжительные аплодисменты).

Речь В.В. Шульгина

Я считаю, что роковая ошибка была сделана в первые дни революции. К нам тогда с фронта доходили сведения, что армия под первым дуновением энтузиазма, в связи с переворотом, требовала от своих офицеров дать ей возможность показать врагу, как сражается свободный русский народ, но вместо того, чтобы поддержать армию в этом настроении, ей сказали: пожалуйста, вы не беспокойтесь в окопах, у нас есть настоящий враг, но вовсе не немцы, а буржуазия. Занимайтесь в окопах тем, чтобы смотреть за нашими офицерами, чтобы они не устроили контрреволюции, а с немцами мы справимся воззваниями. Вот этот посев дал всходы. Немцы, убедившись, что наша армия достаточно безопасна, перебросили свои войска на западный фронт, а ответа на воззвание мы до сих пор не получили. Такого урока оказалось недостаточно. У нас оказались такие неисправимые любители немцев, которые признают, что немцы виноваты быть не могут и если на западном фронте война с союзниками продолжается, то, конечно, в этом виноваты союзники. И вот начался второй посев, — началась агитация против союзников. Англия, Франция и Америка были объявлены буржуазными странами, с которыми так же надо бороться, как с русскими буржуями. И этот посев дал всходы, но плоды он даст в будущем.

Если еще некоторое время все силы немцев будут сражаться на западно фронте, а у нас тактически будет перемирие, то союзникам нашим придется неумолимо порвать с нами. (Голоса: Верно, позор). И вот тогда положение будет поистине трагическое (Голос с места: Позорное), потому что может быть два исхода: один, это тот, когда союзники, скрывая естественное раздражение против нас, будут продолжать борьбу на своем фронте, не обращая на нас никакого внимания. Тогда наступит то, что сегодня вы можете прочесть в речи германского канцлера, который говорит: «Конечно, мы можем установить с Россией добрососедские отношения, и даже никакой тени горечи не останется при этом». Эти добрососедские отношения будут тем, что немцы нам раз обещали. Славянство будет удобрением для германской культуры. Над нами будет протянута высокая рука Вильгельма, которая будет покровительствовать нам и на которую мы будем молиться.

Может быть и другой исход, не менее трагический. Ни Англии, ни Франции невозможно будет сдержать чувство гнева их народов против России, которая предала их в самую трудную минуту. Этот гнев заставит их правительства заключить мир с Германией за наш счет. Я верю, что этого не будет, но ведь на свете есть всему предел. Если эта позорная картина будет продолжаться, то можем ли мы осудить эти народы, если им придут в голову такие мысли.

Сегодняшний день — это день перелома, потому что сегодня формируется то правительство, которое существенным образом переместит центр тяжести от одних слоев населения к другим, ибо мощной струей в это правительство войдут представители социалистической демократии. Мне хотелось бы, чтобы в эту минуту положение было совершенно ясно. Если эта социалистическая демократия берется за руль государственного корабля для того, чтобы спасти Россию, я хотел бы, чтобы она знала, что у нее не два врага, как об этом всегда твердится: один на фронте, а другой – в тылу, — буржуазия. Я хотел бы, чтобы она знала, что если действительно она борется за спасение России, то буржуазия ей удара в спину не нанесет (голоса «Браво!», аплодисменты).

Речь В.А. Маклакова

Перед властью сейчас – колоссальная задача, избавить нас от того позора, чтобы мы, не разорвавши союза, перестали воевать. Мы должны воевать и не ставить сейчас условий мира.

Я понимаю Милюкова и других. Милюков был прав, сказав, что здесь важно не то, что мы делаем. И сейчас наш единственный долг, без которого нам стыдно будет смотреть за границу, наш долг воевать, наш долг наступать, в то время, когда все силы противника переведены на запад. (Бурные аплодисменты). И я рад, что новое правительство понимает это в полной мере. Новое правительство ставит своей задачей сделать войска способными к наступлению и покуда оно не отреклось от этой мысли, я не буду спорить с ним о формулах мира. Если при той поддержке, которая ему со всех сторон будет оказана, если и оно не спасет Россию, если и тогда нас раздавит Вильгельм, если и тогда, подчиняясь Ленину, побегут назад солдаты, если тогда анархия будет все разрушать и продолжаться, — то, господа, какие бы слова мы не говорили, где бы мы не искали виновных, как бы каждый себя не оправдывал, потомство проклянет наше время, проклянет нашу революцию и проклянет всех тех, кто к ней приобщился (Шумные аплодисменты).

Господа, правительство знает, какую ставку оно поставило, знаем это и мы. Пусть знает и русский народ, что это – последняя ставка, но кто помешает этому потому ли, что он будет продолжать пропаганду, пришедшую из Германии, или потому, что он партийные счеты ставит выше национальных задач, пусть он знает, что он – изменник России и что мы будем смотреть на него, как на изменника. (Шумные аплодисменты, возгласы: «Браво»).

Резолюция.

Ставится на голосование и единогласно принимается следующая резолюция: «Совещание членов Гос. Думы обращается к временному правительству в момент его пересоздания с настоятельным напоминанием,  что в основу внешней политики в вопросе войны и мира должно быть положено по-прежнему начало безусловной и стойкой верности нашим доблестным союзникам, ибо с этой верностью неразрывно связаны и жизненные интересы России и ее народа».

(Московский листок)

7 мая

К погрому в Мценске.

ОРЕЛ. Выяснены следующие подробности событий в Мценске: толпа солдат мценского гарнизона, начав с поисков оружия в усадьбе Шереметьева, в 7 верстах от Мценска, нашла в подвалах вино, перепилась и произвела полный разгром построек. В имении перебывал почти весь гарнизон, к которому примкнула толпа крестьян, довершившая разгром. В поисках спирта солдаты бросились на винокуренный завод Селезнева, в 3 верстах от Мценска. Часть спирта успели выпустить; остальной разобран пятитысячной толпой. В заключении неизвестный поджег спирт, что остановило дальнейший погром. Толпа бросилась на расположенные по соседству заводы Кошеверова и Куроедовой, где спирт был уже выпущен, почему огромное движение остановилось. Удаленные из Мценска заводы охранялись частью войск мценского гарнизона, главным образом, конными артиллеристами. Движение в глубь уезда, благодаря принятым мерам, не перекинулось. Отправленный помощником губернского комиссара Зотовым значительный отряд конных артиллеристов возвращен с дороги. Мценским гарнизонным комитетом приняты меры к производству обысков и отобранию награбленного. Следственные власти приступили к расследованию. Теперь все движение затихло. По уездам попадаются штатские, одетые солдатами. Гарнизоном расставлены патрули для поимки подозрительных лиц.

(Утро России)

Маленький фельетон.

Распродажа.

Шахматы

Раздачи-распродажи

Такой не видел век!

Готов поклясться даже,

Как честный человек!

С необычайной силой

Мгновенно, раз, два, три,

Кричим: — «Эй, Михель, милый,

Курляндию бери!»

Поникнув головою,

Не раз слыхали вы:

— Что делать нам с Литвою?

Не нужно нам Литвы!

Не составляет тайны

Решенье в наши дни:

— Не нужно нам Украйны

И Киева, ни-ни.

Иной с стяженьем дружен,

Но нам он не указ,

И нам, ей-ей, не нужен

Решительно Кавказ.

Прости былым коварствам,

Се – сев иных семян!

И в миг армянским царством

Мы наградим армян.

Крым – радость пилигрима,

Но, честно говорим,

Ну, что нам всем до Крыма?

Вернем татарам Крым.

Чтобы пресечь интригу

И осужденный град,

Вернем германцам Ригу

И шведам Петроград.

Нас ждет везде удача,

Но, ах, тягчит главу

Тяжелая задача:

Кому отдать Москву?

Да, путь раздач не гладок;

В душе же по сему

Прегорький есть осадок:

Кому ж отдать, кому?

Захватчики, не спите!

И в ход пустив нахрап,

Москву скорей берите,

Берите на-шарап!!!

(Оптимист)

(Московские ведомости)

Подготовил Евгений Новиков

rapsinews.ru

О Admin

Смотрите также

64fcb956eefef6dc5e023cbf83e007ad

Определены меры в связи с внедрением международного автоматического обмена финансовой информацией в налоговых целях

Zerbor / Depositphotos.com В рамках реализации международного автоматического обмена финансовой информацией установлены правила запроса организацией финансового рынка ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *